Мехмет Гирич: потомственный мастер.

Стамбул великолепен
Стамбул великолепен

Стамбул – мистический центр вселенной. Благосклонный к нам, он исполнял все желания.





_DSC5404

Одним из таких желаний был визит к известному валяльщику, мастеру с большой буквы – Мехмету Гиричу (Mehmet Girgiç), которому ЮНЕСКО присвоило звание «Живое наследие культуры».

IMG_1546

Мы встретились с Мехметом и его супругой Тересой (Theresa May O’Brien) в их мастерской Ikonium, что находится в самом центре города. Беседовать нам помогала их ученица Айгуль, читательница журнала Felt Fashion, что, конечно, было приятно.

Раскладка
Раскладка

Мастера мы застали делающим раскладку для традиционных шапок — сикке, в которых дервиши танцуют ритуальный танец. Шапки непростые, они двухслойные, и изготавливаются без шаблона. Сразу и не поймешь, как. Мехмет Гирич раскладывает кардочес, пользуясь приспособлением, напоминающим веерные грабли. Шесть ложится ровным пушистым слоем. Айгуль объяснила, что такая шапка – высокой продолговатой формы – символизирует надгробный камень, а белое одеяние дервиша – саван.

«Традиционное валяние в Турции — это использование шерсти местных пород овец (как правило, у них грубая шерсть), специального инструмента для раскладки, натуральных красителей и национальных османских мотивов», — перечисляет Мехмет. Он – хранитель традиций, владеет, как и предки, секретами изготовления войлочных ковров, шапок и одежды для пастухов.

_DSC5399

Плащ или накидка с капюшоном, защищающая пастуха от дождя, ветра и холода, служащая ему и постелью и палаткой, называется «кепенек». Как все живое, ремесло валяния тоже развивается и не стоит на месте. Войлок стал тоньше, пластичнее, используются новые материалы, разные волокна, шелк и другие ткани. К примеру, традиционный кепенек просто неподъемная вещь (на фото — на Мехмете), а современный – легкий и пластичный (на мне).

_DSC5400

Мехмет – потомственный фелтмейкер, еще его дед валял ковры. Сам он, обученный отцом и дедом, занимается валянием с 13 лет, и приобщил к этому ремеслу своих детей. «У меня 9 детей, – рассказывает мастер. – Все они умеют валять, и дочки и сыновья. Старший сын открыл свою мастерскую, а 2 младших – учатся на факультете искусствоведения, на отделении народного прикладного искусства.

_DSC5395

Мой дед говорил о валянии: этот труд не принесет большого материального богатства, но принесет вам другие богатства – здоровье и золотые качества человека – терпение, трудолюбие, любовь к живому. Я, как отец и верующий человек, понимаю, что наша судьба подвержена испытаниям, кризисам, катаклизмам, и полагаю, что не только образование может прокормить человека в сложные моменты, но и руки. Поэтому каждый в моей семье умеет валять что-то в зависимости от своих способностей и может рассчитывать на собственный потенциал».

_DSC5394

О перипетиях судьбы он знает не понаслышке. Он занимался войлоком даже тогда, когда никто в Турции им уже не занимался. Его называли сумасшедшим! Ему пришлось уехать. Жил в Англии, 3 года преподавал в Оксфордском университете, обучая студентов методам традиционного валяния. Затем в Америке, где вырастил целое поколение фелтмейкеров, и освоил новаторские методы валяния – создание нуновойлока. А когда интерес к ремеслу потихоньку начал возрождаться и на его родине, вернулся.

_DSC5405

Мехмет родился и вырос в Анатолии. Мечтает уехать к себе в деревню. Там у него есть настоящая юрта и мастерская размером со спортивный зал для валяния ковров. Все что ему нужно для счастья – это скот, с которого можно стричь шерсть, две собаки и место для работы. «Я не любитель социальной жизни, но ценитель природы и истории, — говорит он. — Люблю выкладывать мотивы и орнаменты, как закодированные символы природы. Существует специальная терминология этих узоров, которую использовал и мой дед. И когда занимаюсь коврами, я словно возвращаюсь в прошлое, общаюсь с ним. А если долго не валяю их, начинаю чувствовать, что мне чего-то не хватает, бросаю сумочно-палантинно-жилетную рутину, и принимаюсь за ковры».

_DSC5407

В Стамбуле, по мнению мастера, нет размаха, но пока они с Тересой живут и работают там, в своей небольшой мастерской. К ним приходят ученики с местного факультета ковроделия. На факультете их учат дизайну, теории, но не практике, поэтому студенты-ковроделы совершенно не умеют валять. За рубежом Мехмета приглашали преподавать в университете, он ждал такого предложения и от родной страны, но так и не дождался. Он убежден, что практику валяния необходимо преподавать в университетах, которые обучают традиционным ремеслам и искусствам. Тогда появился бы некий экспертное учреждение, задающее стандарты войлока. Потому как предприимчивые дельцы выставляют на продажу изделия очень низкого качества и дискредитируют войлок в глазах потребителей. Это так. Мы сами видели на знаменитых рынках Стамбула вещи подобного плана. Формула качества войлока от Мехмета проста: дизайн + технология = качество. Он любит участвовать во всех этапах подготовки шерсти, в ее сборе, очистке, окрашивании. Ткани они с Тересой также отбирают и окрашивают сами. Все это важно для получения хорошего результата.

_DSC5406

Пока мы беседовали, раскладка нескольких шапок была закончена… Пришло время прощаться. Мехмет Гирич напутствовал нас традиционным турецким пожеланием, поручив передать его всем валяльщикам, – «Здоровья вашим рукам!».

 

Наталия Шмакова

 

Мехмет Гирич подарил нам турецкую легенду о происхождении войлока: «Один молодой человек, собрал кусочки шерсти и решил соединить их в цельное полотно. Он сделал множество попыток, бился над ними и так, и эдак, но ничего не получалось. Наконец, после всех бесплодных усилий, он взмолился Богу и заплакал. Его слезы и пот капали на шерсть, так она превратилась в войлок.

_DSC5396

Мехмет следит за развитием войлока в России и с особым уважением относится к Александру Пилину.

Больше фотографий в альбоме https://vk.com/album1636004_206543644

Статья опубликована в журнале Felt Fashion № 1(8) март 2015  http://feltfashion.ru/market/one_issue/ff_1_8_mart_2015/

 

Оставить комментарий